pantera zima

(no subject)

После ухода Леночки очень больно читать эти "Я не умру, я не умру",..
Но стихи - прекрасны...

* * *
Но нет, зима не будет вечной.
Трамвай плетётся до конечной,
Глаза слезятся на ветру.
Всё образуется, конечно,
Я не умру, я не умру...

Мы непременно будем живы.
И будет снег неторопливый
Идти, как символ чистоты,
Как будто многорукий Шива
Рассыпал белые цветы.

Заметены ориентиры,
Пустоты, трещины и дыры,
А снегу словно нет конца.
В пространстве маленькой квартиры
Бесценны тёплые сердца.

Но нет, зима не будет вечной.
Мы далеко не безупречны,
И не научены пока
Вплетаться мышцею сердечной
В поэму мира на века.

Когда опомнишься от бега,
Твой дом становится ковчегом,
А жизнь по-прежнему права.
И где-то глубоко под снегом
Растёт упрямая трава...

* * *
А ничего с тобою не случится,
И потому со мною – ничего.
Уходит скорый поезд на столицу,
А мы зимуем, нам не до того.

Сидят вороны – чёрные на белом,
Блестят глазами в нашу суету,
Как мы живём и нам не надоело,
Как выдыхаем эту немоту.

Как поперёк ложатся наши страхи,
Покуда вдоль ложатся провода.
И город спит в смирительной рубахе,
Пока висит над крышами звезда.

День проступает, словно фотоснимок,
И сыплет снег, как белый порошок…
Жить невозможно, жить невыносимо.
Но, Боже правый, как же хорошо. (с) Лена Касьян

pantera zima

Пронзительные рассказы из шести слов:

Пронзительные рассказы из шести слов:

Незнакомцы. Друзья. Лучшие друзья. Любовники. Незнакомцы.

«Вы ошиблись номером», - ответил знакомый голос.

Пассажиры, сейчас с вами говорит не капитан.

Я встретил родственную душу. А она - нет.

Продаю парашют: никогда не открывался, слегка запятнан.

Это наша золотая свадьба. Столик на одного.

Сегодня я снова представился своей матери.

Путешественник еще подавал сигналы. Земля - нет.

Я принес домой розы. Ключи не подошли.

Моя мама научила меня бриться.

На разбитом ветровом стекле было написано «Молодожены».

Наша спальня. Два голоса. Я стучусь.

Я спрыгнул. А затем передумал.

Мое отражение только что мне подмигнуло.

Извини, солдат, мы продаем ботинки парами.

Он кормит из бутылочки убийцу своей жены.

Воображал себя взрослым. Стал взрослым. Потерял воображение.

Хирург спасает пациента. Пациент благодарит бога.
Мне кажется, каждый из них мог бы быть ответом на задание "Что если?...."

pantera zima

(no subject)

итоги года-2

Говоришь, итоги? Ну, слушай. В итоге мы
Этот год простояли опять на пороге тьмы,
Защищаясь делами, песнями, пирогами.
Тьма сторожко дремала, лениво жуя пирог,
Иногда затекала кляксами на порог,
Мы старались не ступать на неё ногами.

К середине года ей надоело ждать,
И решив никого о себе не предупреждать,
Тьма ввалилась в дом, хватая кого попало,
Мы пытались пирогами заткнуть ей пасть,
Мы почти уцелели, но кто-то успел пропасть.
Ей хватило. А нам с тех пор его не хватало.

Завершив обед, она улеглась опять,
Но они, когда сытые, вроде бы долго спят.
Заходя, переступи её, будь любезна.
Видишь, там, в углу сиротливый стоит диван.
Эту книгу полгода никто уж не открывал.
Раньше там был N. А теперь там окошко в бездну.

Но остались другие - больше с каждым звонком,
Обнимаются, пахнут ёлкой и коньяком,
Обсуждают детей, дороги, фасон колготок.
И давайте мы будем праздновать новый год.
На полгода хватит песен и пирогов.
И в достатке слёз на оставшиеся полгода. (c) Izubr

pantera zima

(no subject)

Мой добрый Бог,
пишу тебе из тьмы,
а потому (прости) пишу вслепую.
Не помню сам, как дожил до зимы,
но раз не помню — значит существую.
Стараясь уложиться в лист А3
я опущу нюансы и детали:
За этот год я выцвел изнутри,
но оттого светлее стал едва ли.
Ты был бы очень добрый человек,
раз до сих пор на мне не ставишь прочерк.
Весь день идёт пушистый чёрный снег.
На этом всё. Прости за детский почерк.

(с) Алексей Шмелев (2018 г).

pantera zima

(no subject)

У вас, - говорят мне, - подходит срок
Поверки счетчиков, службы носков и чулок,
Проверки пульса, дыхания глубины,
Ощущений, что вы кому-то еще нужны,
Отношений разных, в реале и виртуале,
Знаний, которые вы получили,
И забытых, и тех, которых еще не узнали,
Времени возрождаться, времени умирать,
Времени исцелятся, времени убивать…
Извините, пожалуйста: будете продлевать?

Я молчу. Я дышу в телефонную трубку.
Я не знаю, что вам сказать…
Время решаться.
Время что-то решать. (c) Дарина Никонова

pantera zima

(no subject)

Из бушующего сегодня относительно спокойное завтра выгрызая, на него надеясь (а может, его и боясь) — не суетись. Будет день, будет пища, будет станция Сходня. Будет варенье на завтрак, запах хлеба, звонок трамвая, будет куча приятных безделиц, римская вязь и под вечер желтеющий лист на ладонь слетит. Окстись. Будет солнечного обмана еще неистово много, где-то выясняющего отношения с твоей собственной голой душой. Будет сказочного романа продолжение и в даль дорога, будет вообще разное еще продолжение, уточнение, мнение, бдение, пошел, пошел. Не стой, как столб, не стой под стрелой, не жалей себя, не носи тряпья. Не морщи лоб, не ходи злой, не ругай, любя, не опускай копья. И не корми соловья — баснями. Корми соловья — песнями. И усталую прядь со лба сними, и тревогу с себя в толпе сними. Сними рубашку, потискай кошку. Из бушующего сегодня не забудь ни строчки. А там, в относительно спокойном завтра, себя вспоминая, позавидуй немножко. Себе — тому, который сегодня, сидит, бушующий, в своей одиночке. Ничего себе ночка. Будут лучшие, я тебе обещаю, гораздо лучшие, я точно тебе обещаю, будет день, будет утро, разбудит лучами, подаст варенье на завтрак, возникнет станция Сходня. И не волнуйся ты больше про завтра, ну подумаешь — какое такое завтра, в конце концов, вовсе и нет никакого такого завтра. Потому что вчерашнее завтра — посмотри в окно! — это уже сегодня. (с) Виктория Райхер (neivid)
pantera zima

(no subject)

И будет снег. И будет новый день,
и в этом дне – даровано прощенье.
С балкона ветер задувает в щели,
на потолке танцует светотень.
Мы выйдем в день – и мы его вдохнем,
он будет ветер с озера и цитрус,
как будто дети маленькие в цирке,
как будто праздник, детство будто, дом.

И время с антресолей доставать
коробку, где советские игрушки –
и космонавт, и яблоко, и грушка,
перебирать, рассыпав на кровать.

Как будто нет и не бывало лжи,
войны и вовсе не бывает смерти.
И мир большой, и сколько ни отмерь ты,
все будет по тебе, держи, держи.

Так мы вдохнем прощение. Оно
не разбирает правых и неправых,
не выбирает тех, кто лучше нравом,
а просто есть, поскольку суждено.
Для каждого из выросших детей,
какие б ни бывали переломы,
тату и шрамы, браки и дипломы,
держи вот и живи так, дуралей.

Живи, живи – с морозного утра,
и дальше, это суть твоя награда.
Как будто дальше будет только правда,
как будто никогда не умирал. (c) Анна Долгарева

pantera zima

(no subject)

Мама маленькая в палате...
А в детстве была большая,
больше всего на свете.
Ох, как пахло мамино платье
духами! И тёплый ветер
раздувал ее шелковый шарфик,
увидеть лицо мешая.
А сейчас ничего не мешает.
За окном по асфальту шарит
зябкий ветер. Земля бела.
Вся зима еще до тепла.
Где он, шарфик из крепдешина?
«Беговая». Мороз. Машины.
Мама маленькая, как дочка.
Я держусь за мамину ручку,
и надеюсь, что удержу.
- Ты иди уже!
Ухожу... (c) Наташа Дудкина
pantera zima

(no subject)

Казалось вот он Бог —
вложи персты и веруй.
И жил в монастыре,
и чудеса узрел.
Чего ж тебе ещё,
ни в чём не знавший меры?
Каких тебе ещё
от Бога надо дел?
— От Бога моего
я дел не жду, ей-богу.
Я знаю что Он ждёт
с гостинцами меня.
И я ему несу к великому итогу —
на блюдце золотом свои четыре дня.
В день первый у меня
родился сын мой первый,
и не родился сын
второй мой в день второй.
Ну а на третий день —
во укрепленье веры,
склонился в церкви я
над мёртвою сестрой.
А после шёл к нему
я ни живым ни мёртвым
ни мёртвым ни живым
шёл к Богу своему.
С гостинцами тремя —
за днём своим четвёртым.
Я всё ему отдам.
Я всё отдам ему.

Автор: Алексей Шмелёв

pantera zima

"Мои гениальные подруги"...

Ну, купи мне
донкихотовского вина,
Кружевного, белого, терпкого,
Из Ламанчи.

Я замру на кассе,
Прислушаюсь: да, цена—
320 с копейками,
Славно, почти как раньше.

Этот сорт винограда, редкий,
На сто ладов
Золотясь, лиясь,
Мое имя перепевает

По-английски ль? Испански?
Да мало ли в мире слов,
На которых пускает корни
Лоза живая?

Мы протрем бокалы,
Сожмем в поцелуе рты,
Разольем и распробуем,
Быстро поймем, что в теме,

И оближем губы,
Опять перейдем на ты
Ненадолго, на три минуты:
Такое время.

Это время опять
Обращает в войну уют,
Посвящает в рыцари,
Копья зазря ломает.

И сквозь копья
Проклятые мельницы восстают,
Языками молотят,
Вращаются, наступают. (с) Каш